+ Это важно !
+ Анализ событий
+ Страницы истории
+ Взгляд в будущее
+ Общее
+ Народный корреспондент
+ Для авторов
+ Сеть
+ Мониторинг

+ Форум

Кольцо Патриотических Ресурсов

Национальное самосознание русского народа и традиции отечественной государственности

Автор: А. В. Никонов (none)
Дата публикации: 18.11.2004
Категория: Общее
Версия для печати


     Национальное сознание - один из атрибутов нации. Не согласен с часто высказываемым сегодня мнением, что нам надо скорей от казаться от понятия национальности. Попытка реального шага к этому - известное и срезонировавшее в обществе изъятие из нового паспорта соответствующей графы. Искусственно создать единую "российскую нацию" невозможно. В этой связи обратим внимание на тот факт, что и сам этот термин, который пытаются ввести некоторые ученые и политики, говоря о "политической нации", как-то не приживается. Все-таки, в отечественной традиции понятие ''нация" имело и продолжает иметь этнический смысл.
     Особое и вместе с тем двойственное отношение русского человека к государству сложилось исторически и отразило двойствен- ность восприятия простым человеком роли в его жизни государственного аппарата. С одной стороны, этот аппарат, государственный чиновник как его представитель, были силами, во многом враждебными простому человеку. До сих пор вполне безобидные сами по себе слова "чиновник", "аппаратчик" несут совершенно явный негативный оттенок. И это при том, что государственный служащий, это человек, роль которого в управлении государством состоит отнюдь не только в головотяпстве и бюрократизме.
     С другой стороны, государственная организация, государственное "тело" представлялось человеку необходимостью; оно гарантировало законность, "порядок" и даже защиту. Не случайно возникает понятие "державности", и сам этот термин несет положительный оттенок. Вера в "хорошего царя" как противовеса злокозненным "боярам", которые "прячут свободу", ненависть к всевозможным "сатрапам", "прихлебателям", "окружению"- это по большому счету тоже вера в справедливое государство, и характерно, что эта вера прошла сквозь века. И ведь именно у нас состоялась попытка, и во многих отношениях успешная, установить государство социальной справедливости. Уже не так давно Иван Солоневич писал, что "русская идея государственности, нации и культуры являлась, является и сейчас определяющей идеей всякого национального государственного строительства России. И, хотя уже не в первый раз, в истории России эта идея искалечена иностранной интервенцией - она все-таки остается определяющей идеей". Для русского человека государство - это не просто определенный общественный институт, а в первую очередь - общественный организм, "физическое тело", в котором существует нация. Это "тело" могло устраивать или не устраивать, но это было его тело. Вне его он себя не мыслил. Это идет, может быть, еще с тех времен, когда смерд просил князя решить его спор с соседом, или когда окрестные крестьяне, опасаясь вторжения кочевников, укрывались за стенами княжеской резиденции.
     Кстати, по-видимому, в этом и кроется одна из разгадок того обстоятельства, что на Руси княжеский стол совмещался с городом, а не противостоял ему, как в Западной Европе. Там горожане - "третье сословие" стремились сами организовать власть для себя, приблизить ее к себе. В России народ мирился с властью как с данным, мирился с ее неудобствами для себя и старался использовать в своих интересах то позитивное, что она могла дать.
     Такое отношение складывалось исторически, но, видоизменившись, дожило и до нашего времени. Ермак Тимофеевич, русские землепроходцы прошлого "приносили в дар" царю, государству завоеванные ими земли. Украина в 1654 г. пошла "под руку Москвы". А уже современный поэт воскликнул в трудную для Отечества минуту: "Где она теперь, Россия, по какой рубеж своя"? К сожалению, ощущение этого рубежа у русского человека наличествует не всегда, а лишь в те мгновения, когда враг у порога, когда обостряются чувства в миг опасности и встает задача сохранения русской земли, как удела свободного русского духа.
     Более ста лет назад стал преобладающим, а затем и господствующим взгляд на государство исключительно с позиций социально-экономических. Отказ от такого подхода к изучению русской Державы, от взгляда исключительно с этих позиций на ее судьбу и историю дается непросто. И сегодня в определенных кругах упорно держится мнение, что Россия может быть великой державой только с точки зрения "благополучия и свободы граждан, новейшей технологии и информации". В обществе продолжают вести речь о постиндустриальном обществе, в котором государства будут заменены некими наднациональными системами, о том, что русским надо де прорываться в постиндустриальную цивилизацию, где "индивид социум и техника составляют в совокупности некое новое интегра-тивное качество - эргатическую систему". Русский народ, согласно такому мнению, и должен стремиться к созданию подобной системы на территории России. А значит, с точки зрения стратегической перспективы, мы должны и впредь положительно оценивать идею денационализации русских, служить почвой для культивирования исключительно иных национальных интересов, приветствовать политику выравнивания уровней развития народов страны в пользу отставших регионов за счет промышленного центра, населенного преимущественно русскими.
     Представляется, что большую и еще до конца не осознанную угрозу несет идея приоритета прав личности надо всеми иными правами, противопоставление государственности гражданину. Между тем, вопрос о соотношении государства и личности может ставится лишь конкретно-исторически и национально.
     Вообще в мировой практике (подчеркнем, в практике) никогда не реализуются "права человека". Ведь эти права принадлежат не человеку как биологическому типу, а человеку как гражданину определенного государства. Именно в этом качестве он, человек, и имеет определенные права, равно как и определенные обязанности.
     Если говорить о России, то приоритет "державности", "государственности" - это, по большому счету, и есть проявление нашей свободы, нашей гражданственности, в конечном итоге - свободный, исторически обусловленный гражданский выбор. Не будь этого, Россию как самостоятельное государство давно бы стерли с лица земли. Сама по себе государственная машина нас бы не спасла, если бы народ в критических ситуациях не брал на себя заботу о Родине. Примеров - огромное количество. Сражение на Чудском озере, Куликовская битва, ополчение Минина и Пожарского, война 1812-го года, Великая отечественная.... Петр Великий знал, о чем говорил и чем затронуть души людей, когда призывал воинов сражаться "не за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество...".
     Еще одна распространенная ныне подмена понятий - смешение идеи "соборности", "универсализма" и космополитизма, ориентации на так называемые "общечеловеческие ценности". Но с другой стороны, почему-то часть российской интеллигенции очень активно говорит и пишет о "правах человека", но негативно относится в идее соборности. А Г.Явлинский, будучи кандидатом в президенты, утверждал, что стремление Путина к созданию сильного централизованного государства является следствием его работы в КГБ; член его фракции Е.Мизулина говорит о нем же. "Для него государство -это жизнь, он является выразителем государственных ценностей. Я хочу, чтобы президент на первое место ставил человеческие ценности".
     Те, кто у нас так много толкует о "правах человека", забывают одну нехитрую истину: права человека может гарантировать прежде всего сильное государство. Это только у нас стали противопоставлять: либо государство, либо права личности. Такого противопоставления быть не может. Считаю, что первый этап борьбы за права личности завершился у нас в 1240 году взятием татаро-монголами Киева и крушением Киевской Руси. Личностей перебили поодиночке, а страдали от этого не только князья, отстаивавшие свои права, но и народ, и последующие поколения.
     В максимально полном виде то, что можно назвать, причем с натяжкой, "общечеловеческими ценностями", укладывается в учения мировых религий, хотя и в этих сводах нравственных правил есть некоторые расхождения. Дальше общечеловеческое кончается. Посмотрим за рубежи страны, неважно, на Восток, на Запад. Мы увидим, что везде народы вырабатывает свои собственные ценности, способы регулирования всех процессов, включая и процессы национальные. А что такое "общечеловеческие ценности" в трактовке наших западных партнеров? Это ценности региональные. Это ценности, которые охватывают, в лучшем случае, западную и частично северную Европу и северную Америку. Больше эти ценности нигде не приложимы, однако нам хотят именно эти ценности навязать. И не без успеха.
     Загляните в некоторые учебники, которые в последнее время разработаны для нашей средней школы. В них отечественная история рассматривается исключительно в контексте общемировых процессов, а в той части, в какой мы не укладываемся в эти ценности, говорится об "отставании". В исторической науке по-прежнему толкуют о "догоняющей модели" для нашей страны. И этим чужим региональным ценностям мы можем противопоставить только наши собственные национальные ценности. То есть, в конечном итоге тоже региональные.
     "Цивилизованные страны", "прогрессивные люди", "демократическое общество"... Все эти понятия, за которыми часто нет конкретного смысла, вколачиваются в головы наших людей самым беспардонным образом. Они фигурируют в СМИ уже как общеизвестные истины, а те, кто пытается полемизировать с этой точкой зрения, выставляются юными невеждами с телеэкранов, не знающих ни жизни, ни науки в качестве неисправимых ретроградов. В то же время и сами деморализованные специалисты эту идею цивилизации в ее западном истолковании чаще всего даже не пытаются подвергнуть какому-либо критическому анализу. Для многих из нас уже как будто и не подлежит сомнению, что цивилизация развивается вверх по восходящей. Мы ведь почти забыли о теории культурно-исторических типов Н.Я.Данилевского, который еще 160 лет тому назад предвидел и объяснил многие из тех процессов, которые происходят у нас сегодня.
     Конечно, практически ни у кого не вызывала сомнений необходимость реформ. Однако сегодня ясно, что реформаторы полностью игнорировали отечественный опыт. Можно по-разному относиться к нашей сегодняшней социально-экономической ситуации, но можно считать очевидным; по многим параметрам она вступает в противоречие с нравственными установками нашего народа, и в этой части требует корректировки.
     Понятие "державности" у нас употребляется в неразрывной связи с понятием "империя", и русским сегодня безнаказанно инкриминируют "имперскость мышления". Однако вопреки модному сегодня воззрению на русских как на агрессивную "имперскую" нацию, воевавшую всю свою историю против своих соседей, история показывает: именно русские земледельцы со времен Киевской Руси подвергались притеснениям со стороны скотоводов-кочевников, а также западных соседей, для которых вопрос расширения своих территорий ставился совершенно иначе, чем для русских. Там - действительно имперские притязания с поглощением территорий, ассимиляцией или эксплуатацией покоренных по этнически-территориальному признаку.
     А в России ни один народ, доверивший ей свою судьбу, не исчез с карты мира. Причем судьба народов не зависела от того, были ли они завоеваны или колонизованы в порядке экономического освоения новых территорий. Методично, от века в век двигался на Север и Восток русский мужик с топором, косой и мережей, рубил храмы и остроги, осваивал землю. Вспомним, что к началу XX века удобной для сельхозугодий земли в Сибири считалось уже больше, чем в Европейской России, Приносил русский человек в новые регионы свою земледельческую культуру, свои навыки. Хозяйственное освоение земель шло рука об руку с духовным просветительством. Много было на этом пути подвижников, вспомним хотя бы Стефана Пермского, создателя зырянской письменности. Русские монастыри становились центрами хозяйственности и духовности.
     В ходе колонизации русские селились между местными жителями, не консолидируя свои владения в округлые земельные вотчины. Они как бы интегрировались в сложившуюся э каждом регионе экономико-географическую ситуацию. Важнейшим фактором освоения новых земель и соединения их в единое целое был земледельческий менталитет русского народа. А он предполагает неагрессивное к природе и народам отношение. Народы воспринимаются как часть природы. Заметим, кстати, что иными свойствами обладает сознание скотовода, носителя оазисного типа культуры, в которой далеко не всем достает места.
      Русский мужик-земледелец не только в прямом смысле слова распахал землю, но создал удивительный этно-духовный космос, объединивший эту землю в единое государство, и обеспечил предпосылку, говоря словами В.С.Соловьева, для "достойного существования России". Еще в конце XIX века, анализируя национальный вопрос в России, он приходит к выводу, что для России национального вопроса, как вопроса существования народов быть не может. Да, Россия сохранила все народы, доверившие ей свою судьбу, и привела их в XX век. Однако следует помнить, что при безусловной веротерпимости идея "нового Вавилона" чужда русскому сознанию, ибо искони русский человек живет идеей державного сознания, формирующего в человеке патриотизм.
     Действительно, в России сегодня проживают представители свыше 170 народов. Однако с распадом СССР этническая ситуация изменилась. Если в рамках СССР численность русских составляла менее половины, то теперь их доля в населении суверенной страны - почти 82 %. Это сопоставимо со структурой населения многих из тех стран мира, которые слывут мононациональными. В самом деле, в Румынии, например,, румыны составляют 90 % населения, примерно столько же шведов в Швеции. Испанцев в Испании - 75%, вьетнамцы составляют 84% жителей Вьетнама, евреи - 80% жителей Израиля. Из 54,5 миллиона жителей Ирана персы насчитывают 27 миллионов, то есть менее половины.
     Каков может быть из этого вывод? Россия - это, конечно, не только государство русских, но по преимуществу - государство русских. И дело здесь, конечно, не в каких-либо особых правах, а в сложившихся реалиях. Их надо признавать, а не делать вид, что этого нет в реальности. "Москва - многонациональный мегаполис!" А разве Москва - не русский по преимуществу и исторически город? Оказывается, нет. Мало того, "во время объявления конкурса на проект памятника Чингисхану в Москве (октябрь 2000 года), Шейх-заде предложил рассматривать столицу бывшего СССР как метаисторическую проекцию древнего Каракорума ("Великой Крепости") - столицы империи Чингисхана на реку Москву (по-монгольски "кривая речка"), под татарским именем Маскау ("Беременная Медведица"). Проекция была наглядно продемонстрирована в ходе перформанса и озвучена альтернативной концепцией "Маскау - третий Крым". Все сказанное - не бред, не шутка, не пародия; это серьезно обсуждается, это - публикуется, преподносится как итог научного поиска. И авторы даже не задаются вопросом, а как должны воспринимать все это русские люди, над историей и национальными чувствами которых беспардонно издеваются. г понимают? Или все равно? Попробуйте представить, что это сказано в адрес другого народа, какая была бы реакция?
     Но как бы некоторым - в России и за рубежом - ни хотелось все переиначить в нашей истории, факт неоспорим: Российское государство исторически складывалось вокруг определенного этнического ядра, его основу составила русская нация. Этим определялись особенности форм хозяйственной деятельности, общественных приоритетов, характер внутренних и внешних связей и весь облик и сущность нашего государства. Развитие этого государства может быть успешным и органичным лишь при учете реформаторами того эакта, что отечественная государственность создавалась исторически и, так сказать, под определенный, преобладавший в стране менталитет. В этом видится гарантия стабильности в обществе, соответствующая долговременным, коренным интересам всех народов нашей страны. О чем конкретно может идти речь?
     Наиболее перспективным, соответствующим историческому опыту России и, вместе с тем, мировой практике является построение государства на принципах административно-территориального, а не национально-государственного деления.
     Вместе с тем, безболезненный переход к этой системе в существующих условиях представляется невозможным, он угрожает потрясениями и даже дезорганизацией государственной жизни, ибо народы могут воспринять подобный переход как покушение на их национальные права. Поэтому сегодня необходимо предпринимать шаги по выравниванию прав всех субъектов федерации, прав во всем их объеме. Наше нынешнее федеративное устройство слишком несовершенно. В нем слишком много прорех. В то же время понятно, что нельзя оставлять федеративные отношения в их прежнем состоянии.
     Первые шаги по созданию федерации были, во всяком случае, на практике, сделаны как шаги по пути создания федерации народов. Затем началась перестройка в направлении создания федерации территорий, и сейчас эти принципы перемешались. Кроме того, самый многочисленный народ, русские, оказался вне федеративных отношений. И теперь по логике вещей, либо мы должны ввести русское государство1 в котором отдельные части будут представлять собой автономии, скажем, по национальному принципу, либо мы создаем федерацию. И тогда мы федерацию создаем и для других народов. Включая и русский народ.
     Объективно и то, что сколько ни говорить о полном равенстве народов, однако ясно: да, мы должны говорить о равноправии народов, об их равноценности. Но русских, скажем 120 миллионов, а дунган всего 600 человек. И ясно, что хотя эти народы и равноправны, но они не равны уже изначально. Здесь - и язык, и культурный потенциал, и многое другое. Такая ситуация складывается исторически, ее нужно анализировать и регулировать - политическими, экономическими и другими методами. Вплоть до государственного патернализма. Но не путать патернализм, поддержку народов с федеративными отношениями. Это - различные вещи.
     Сегодня же иногда высказывается мнение, что, поскольку субъекты федерации так различаются, мы должны составлять федеративные отношения на неравных основаниях, то есть создать асимметричную федерацию. Вместе с тем, асимметричная федерация -это смерть федерации. Если субъекты федерации будут слишком сильно отличаться друг от друга по своим правам, то это приведет к распаду государства.
     Сегодня необходимо формировать такую ситуацию, когда народы смогут убедиться на собственном опыте, что право наций на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства, на основе которого почти семьдесят лет строилась союзная государственность, было теоретической абстракцией, не обеспечивало реальных прав, в то время, как право народов на самоопределение в условиях истинной демократии действительно гарантирует соблюдение этих прав для всех народов.
     Исходя из права на самоопределение в любой его трактовке, включая и принятую в так называемом цивилизованном мире и закрепленную в международном праве, следует выступать за укрепление самостоятельности и расширение прав всех субъектов Федерации, включая Республики в составе РФ, но лишь до той черты, за которой начинается распад России. Признавать же право наций на самоопределение "вплоть до отделения и образования самостоятельных государств " - по сути значит смирится с признанием права государства на самоубийство, давать лишний повод для столкновений граждан на национальной почве.
     Превращать российскую государственность, гражданское согласие в стране в объект возможного постоянного шантажа, в заложника случайностей, превратностей расстановки политических сил в регионах и амбиций их лидеров - недопустимо. Весь мировой опыт свидетельствует, что слабость государства, неопределенность его юрисдикции на собственной территории никогда еще не шли на пользу населяющим его народам.
     Считать, что государственное самоопределение, отделение -единственная для населяющих Россию народов возможность реализовать свои национальные права, означает неверие во внутренние возможности государства. Это значит, как мне кажется, мыслить категориями тоталитарного общества. Еще хочется коснуться одного вопроса, - о так называемой мировой тенденции" к якобы стиранию межгосударственных границ. Сторонники такой постановки вопроса вздыхают: дескать, как так? Везде в мире проявляется тенденция к объединению, и только у нас - к размежеванию. Мне представляется, что эта сегодняшняя наша тенденция в рамках бывшего СССР к национальному размежеванию вполне объяснима: слишком неравны по важнейшим 1араметрам были уровни развития частей бывшего СССР, и прежде всего - союзных республик. Почему Испания двенадцать лет ждала, когда ей разрешат вступить в Общий рынок? По одной простой причине. Страны объединяются только в том случае, если их развитие в основных проявлениях примерно одинаково. Испания слишком отставала по своему развитию от ФРГ, Англии. И только когда по основным параметрам развития она приблизилась к ним, тогда ее приняла в Общий рынок.
     А у нас, и сегодня, в России, и тем более раньше, в Советском Союзе под одной государственной крышей оказались регионы с очень разным экономическим и иным потенциалом. Отсюда- перетягивание канатов. Объективно пытается выйти на "лучшие" позиции те регионы, которые по своему потенциалу существеннее других. То есть все равно нам придется эту проблему каким-то образом решать. И дело здесь не только в национальном аспекте, хотя, по-видимому, следует указать на тот факт, что практически у всех народов России сложились национальные элиты и складывались они именно в советский период.
     Итак, совершенствование российской государственности, единое российское гражданство, соблюдение национальных прав всех народов, включая, естественно, русских на всей территории Федерации, совершенствование экономических отношений между регионами - лишь на этом пути можно добиться укрепления отечественной государственности.
     Народы России столетиями жили вместе. Народы эти - очень разные. Мало- и многочисленные, каждый - со своей культурой, своими традициями, укладом жизни. Такова реальность. Но всем нам следует помнить, что ситуация в нашей стране в решающей степени зависит от того, какие взаимоотношения установятся между всеми населяющими ее народами. Прошли времена "старшего брата". Миновали и времена "отдачи долгов". Но совершенно ясно, что без учета русского фактора в государственном строительстве никакой успех невозможен.
     Накопленный русским народом за многие века опыт мирного сожительства и сотрудничества с другими народами, их совместное творчество по созиданию и укреплению общей государственности – все это вселяет надежду на успешное решение в нашей стране проблемы межэтнических отношений.
     
Источник : www.rustrana.ru/print.php?nid=3692

Статьи по теме:

страницы: 1
Copyleft 2004 Harbinger
система публикаций: Sanitarium WebLoG
X