+ Это важно !
+ Анализ событий
+ Страницы истории
+ Взгляд в будущее
+ Общее
+ Народный корреспондент
+ Для авторов
+ Сеть
+ Мониторинг

+ Форум

Кольцо Патриотических Ресурсов

Опасность этнозоологизма в Украине и России

В.И.Скурлатов Автор: В.И.Скурлатов (panlog@panlog.com)
Дата публикации: 24.11.2004
Категория: Анализ событий
Версия для печати

Грандиозное событие в Киеве – «оранжевая революция» - может стать подлинной национально–демократической революцией, а может извратиться в «украинский этнозоологизм». Уже звучат лозунги «За украинскую Украину», не хватает лишь сакраментального «Украина для украинцев».

Между тем любой этнозоологизм, апелляция к «идолам племени», к некоей «этнической общности» - отбрасывает общество в досубъектное состояние, в кювет современного исторического процесса. Любой этнозоологизм столь же отличается от подлинного национализма, как блуд от любви, как кривда от правды. Вообще такая природно-культурная общность людей, как этнос, принципиально отличается от такой социально-исторической общности людей, как нация. Этносы зародились в давние досубъектные времена, а нации и национальные государства стали формироваться в субъектном взрыве Нового Времени, то есть исторически совсем недавно, в последние четыре века. Необходимое условие появления нации – взращивание «критической массы» экономически-самодостаточных и тем самым политически-субъектных низовых хозяев-граждан. Дьявол прячется в мелочах, и политическим примитивистам, десубъектизаторам и циникам выигрышно ради мобилизации досубъектных низов подменять национализм этнозоологизмом и загнать соотечественников в «этническое стадо». Мол, «наших бьют!», и в ответ – разжигают межэтническую рознь и бьют всех «чужих» и неугодных «своих».

Вся эта нехитрая мотивация давно известна, и вывод очевиден – этнозоологизм является злейшим врагом становления и укрепления нации и национализма. Да, можно мобилизовать людей под расистскими лозунгами этнозоологизма, как сделал Гитлер с немцами, и тем самым бросить вызов всем остальным народам Земли. Но в конечном счете нацисты-этнозоологисты терпят жестокое поражение и наносят огромный вред своей нации, на время сталкивают её со столбовой дороги Истории – ибо человечество движется к Богу по вектору субъектизации, а не наоборот. Тем не менее факт остается фактом – этнозоологизм столь же присущ человеку, как и грехопадение во зло, в мрачную бездну садомазохизма. Вывод – этнозоологизм есть тяжкая духовная и душевная болезнь, очень редко излечимая, сопряженная с комплексами неполноценности, ущербности, антропофобии.

Читаю книгу Ли Куан Ю – великого политика и гениального государственного деятеля современности (lib.ru/MEMUARY/SINGAPUR/singapur.txt). Приведу первые абзацы его Предисловия к этой книге-исповеди и одновременно учебнику строительства многоэтнической нации и национального государства:

«Я написал эту книгу для молодых жителей Сингапура, которые воспринимают общественную стабильность, экономический рост и процветание как нечто само собой разумеющееся. Я хотел, чтобы они знали, как трудно было выжить маленькой стране с территорией в 640 кв. км., лишенной каких-либо природных ресурсов, окруженной большими, только что получившими независимость государствами, проводившими националистическую политику.

Те, кого в 1942 году обожгла война, кто пережил японскую оккупацию Сингапура, кто принимал участие в создании новой экономики Сингапура, - смотрят на вещи куда реалистичнее. Мы не можем позволить себе забыть, что общественный порядок, личная безопасность, экономический и социальный прогресс и процветание не возникают сами по себе, а являются результатом непрерывных усилий и постоянного внимания со стороны избранного народом честного и эффективного правительства.

В предыдущей книге я описал годы моего становления в довоенном Сингапуре, период японской оккупации, коммунистических мятежей, за которыми последовали расовые волнения в течение тех двух лет, пока Сингапур находился в составе Малайзии.

Годы японской оккупации (1942-1945) наполнили меня ненавистью к тем преступлениям, которые совершали японцы по отношению к другим азиатским народам, разбудили во мне национализм, чувство собственного достоинства и стремление избавиться от угнетения. В течение четырех послевоенных студенческих лет, проведенных в Великобритании, моя решимость избавиться от британского колониального господства только окрепла.

Я вернулся в Сингапур в 1950 году, полный уверенности в правоте своего дела, и совершенно не подозревая о тех препятствиях и опасностях, которые ждали меня впереди. Волна антиколониальной борьбы подхватила меня и многих людей моего поколения. Я работал в профсоюзах, занимался политикой, формировал политическую партию и в 1959 году, в возрасте 35 лет, стал первым премьер-министром демократически избранного правительства самоуправляемого Сингапура. Мои друзья и я сформировали Объединенный фронт (United front) с коммунистами. С самого начала мы знали, что в будущем наши пути разойдутся. Когда это случилось, между нами завязалась ожесточенная борьба, и нам повезло, что мы вышли из нее победителями.

Мы полагали, что в интересах будущего Сингапура нам следовало воссоединиться с Малайей, поэтому в сентябре 1963 года мы вошли в состав единого государства, - Малайзии. Но не прошло и года, как в июле 1964 года Сингапур стал ареной расовых столкновений между малайцами и китайцами. Мы попали в ловушку и оказались вовлеченными в тяжелую борьбу с малайскими экстремистами из правящей Объединенной малайской национальной организации (ОМНО - United Malay National Organisation). Они стремились создать "Малайзию для малайцев", в которой малайцы играли бы доминирующую роль.

Малайские националисты /= этнозоологисты/ использовали межобщинные столкновения, чтобы запугать нас. Чтобы противостоять им, мы сплотили малайцев и немалайцев по всей Малайзии в Малайзийское объединение солидарности (Malaysian Solidarity Convention), целью которого было создание "Малайзии для малазийцев". Тем не менее, к августу 1965 года у нас уже не оставалось иного выбора, кроме как выйти из состава Малайзии.

Столкнувшись с угрозой межрасовых столкновений и запугиванием, жители Сингапура исполнились решимости пережить все трудности, связанные с созданием независимого государства. Болезненный опыт межрасовых столкновений сделал меня и моих коллег убежденными сторонниками построения многонационального /= многоэтнического/ общества, в котором всем гражданам, независимо от расы, языка или религии были бы гарантированы равные права. Это было кредо, определявшее нашу политику».

Таким образом, становление современных процветающих многоэтнических государств типа Сингапура (и соседней трехэтнической Малайзии) шло в ярой борьбе с этнозоологистами, прежде всего малайскими, ибо мусульмане-малайцы считались «государствообразующим» этносом. Не будь малайских этнозоологистов – не ушел бы Сингапур из Малайзии. Не будь украинских этнозоологистов – можно было бы не беспокоиться за территориальную целостность Украины, и не было бы проблем с Крымом, Донбассом, Одессой. Украинские этнозоологисты – объективно являются врагами украинской национальной государственности и возможного украинского «экономического чуда».

Повторяю – не только в Украине или в Малайзии, но в любой стране, в том числе в России, этнозоологизм выражает досубъектную реакцию, отбрасывает общество в кювет десубъектизации, блокирует постиндустриальную модернизацию. И русский этнозоологизм с его лозунгом «Россия для русских» не менее вредоносен для русской нации и России, чем украинский этнозоологизм с его лозунгом «Украина для украинцев» - для украинской нации и Украины.

В спокойное время можно «лечить» этнозоологистов, но в революционные или военные времена их целесообразно ставить вне закона или ликвидировать как бешеных собак. Если не пресекать их деятельность –жертв будет больше.

Никакие межэтнические погромы недопустимы и должны подавляться как можно быстрее и абсолютно беспощадно. Бездействие и растерянность власти перед лицом погрома в Сумгаите резко способствовали саморазвалу Советского Союза. Владимир Ильич Ленин хорошо понимал все эти нюансы. Будучи мудрейшим государственным деятелем, он против этнозоологизма действовал решительно.

Особенно строго и вполне справедливо он боролся с русским этнозоологизмом, включая антисемитизм, ибо русские являются государственнообразующим этносом и несут особую ответственность и потому проявления русского этнозоологизма-этносепаратизма совершенно нетерпимы. Ленинская национальная политика – единственно возможная в эпоху порыва человечества к субъектности.

Недаром общенациональная «программа аффирмативных действий» в США, призванная устранить межрасовые и межэтнические конфликты в полиэтническом американском обществе, следовала принципам ленинской национальной политики, хотя и дошла в ряде случаев до крайностей политкорректности. Но здесь лучше переборщить, чем недоборщить. И мудрый Ли Куан Ю в Сингапуре, и не менее мудрый Махатхир бин Мохамад в Малайзии тоже следовали здесь Ленину. Не надо изобретать велосипед. Хочешь создавать единое и сильное государство – взращивай нацию экономически-самодостаточных хозяев, а не этнос бедных и зависимых маргиналов.

Источник: panlog.com:8881/cgi-bin/dd.cgi?year=2004&time=2004-11-24

Статьи по теме:

страницы: 1
Copyleft 2004 Harbinger
система публикаций: Sanitarium WebLoG
X